Как распознать инвазивные растения на участке

Шиповник вне закона

C 1 июня этого года шиповник морщинистый (лат. Rósa rugósa) на территории Финляндии объявлен вне закона: каждый может (а по мнению финских чиновников, и должен) выкорчевать кустарник, даже находящийся в общественном парке. Конечно, шиповник провинился не своею колючестью. В опалу он попал потому, что внесён в список инвазивных видов.


Шиповник морщинистый — злостный враг для Финляндии

Помните хрестоматийный пример непреднамеренных последствий – историю про австралийских кроликов? Точнее, европейских, завезенных в Австралию колонистами. В австралийской саванне, не имея естественных врагов, ушастые начали размножаться с небывалой даже для кроликов скоростью. И сегодня правительство Австралии несёт ежегодные миллионные убытки в сельском хозяйстве и постоянные огромные расходы (один только забор протяжённостью почти 3,5 тысячи километров чего стоит!) на борьбу с серыми захватчиками. Для Австралии серый дикий кролик, типичный представитель фауны Южной Европы – инвазивный, вредный вид.


С 1 июня на территории Финляндии запрещено сажать шиповник морщинистый

Инвазивными (или инвазионными) называют виды живых организмов, распространившиеся в нетипичных для естественного обитания ареалах в результате антропогенного влияния человека, вытесняющие местные виды и угрожающие биоразнообразию аборигенной флоры и фауны. Латинское слово invasio переводится как «нашествие», «насильственный захват». Например, в России к таким «насильственным захватчикам» причислен Борщевик Сосновского. И с этим инвазивным сорняком, как и финны с шиповником, россияне ведут борьбу .

Специалистами международной некоммерческой организации IUCN (Международный союз охраны природы) составлен список инвазивных видов, в котором учтены 100 наиболее опасных животных, растений, насекомых и даже вирусов и простейших. С начала лета 2019 года реестр пополнился ещё одним видом – пресловутым шиповником, признанным инвазивным на территории Финляндии.


Плод шиповника морщинистого

Незваный гость хуже татарина

В истории с австралийскими кроликами понятно, на чью голову слать проклятия – в 1859 году заядлый охотник Том Остин выпустил на волю в своём поместье Бэрвон-парк 24 зверька, чтобы иметь возможность предаваться любимому занятию и в британской колонии. Эти отпущенные на свободу животные и стали началом взрывного развития кроликовой популяции. Кто же привёз в Финляндию саженцы или семена Rósa rugósa – неизвестно.


Кто завёз в Финляндию Rósa rugósa — неизвестно

Родина шиповника морщинистого – Дальний восток, поэтому иногда его называют японской розой или японским шиповником. Попав в 90-х годах прошлого века в Финляндию, скорее всего, в качестве декоративного растения для создания живых изгородей, он легко адаптировался и сейчас занимает довольно большие площади. И, возможно, если бы зарослями шиповника-пришельца зарастали только пустынные песчаные дюны финского побережья Балтики (ещё одно название шиповника морщинистого – «пляжная роза»), власти Финляндии с ним бы смирились.


Шиповник морщинистый (пляжная роза) — инвазивный вид на песчаных берегах Балтики

Но кусты Rósa rugósa прекрасно растут, а местами образуют непроходимые многометровые заросли в парках, на пустошах, лесных опушках и обочинах дорог. Власти призвали граждан принять участие в искоренении симпатичного растительного агрессора и запретили ввоз растения на территорию страны и его посадку.

«Данный вид широко и активно распространяется, особенно по финскому побережью Балтийского моря, нанося вред другим растениям, он крайне тяжело выводится и быстро завоевывает территории. Поэтому мы вынуждены были запретить этот вид шиповника», – отметил советник министерства сельского и лесного хозяйства Финляндии Пекка Кемппайнен. На избавление от вредного шиповника правительство Финляндии отвело три года.


Компаньоны шиповника морщинистого. Фото с сайта www.is.fi

В том же законе кроме Rósa rugósa опасными и подлежащими уничтожению признаны ещё несколько растений – два люпина (нутканский и многолистный), крестовник, горец сахалинский, рейнутрия японская, недотрога капская и водоросль элодея канадская.

Знай врага «в лицо»

Вообще шиповник – не совсем чуждое финской природе растение: на территории нашего северного соседа произрастает как минимум десять представителей рода Шиповник. Министерство сельского и лесного хозяйства Финляндии намерено вести борьбу только с шиповником морщинистым. А чтобы граждане отличали растительного оккупанта от, к примеру, очень похожего на первый взгляд шиповника красно-бурого, типичного для природы Скандинавии, создан специальный проект VieKas LIFE. Его деятельность направлена на профилактику и повышение осведомленности населения относительно инвазивных чужеродных видов.

«Распознавание инвазивных чужеродных видов является важным навыком для каждого финна, поскольку в худшем случае они наносят значительный экономический и экологический вред, или даже вред здоровью», – считает координатор проекта Маркус Сеппяля.


Варенье из шиповника

Ну, и конечно, финские чиновники не призывают отказываться от полезных продуктов из шиповника: варенье из шиповниковых плодов и чай – традиционны для кухни финнов.

Шиповник морщинистый распространён и в других европейских странах, но пока к инвазивным и подлежащим уничтожению видам он относится только в Финляндии. Растёт он также и в России, что не удивительно, учитывая, что и Дальний Восток тоже входит в её огромную территорию. Вообще, в нашей стране ботаники насчитывают, по разным данным, от 48 до 100 видов шиповника, многие из которых – эндемики. А шиповник морщинистый никого не пугает и активно применяется в городском озеленении – для создания живых изгородей.

Хотя если вы планируете осенью заготовку шиповника в лекарственных целях, то советуем выбирать другую разновидность этого растения – шиповник майский. Именно в его плодах содержится больше всего витамина С, а также других полезных веществ. Плоды же (хотя с точки зрения истины, ягодки шиповника – не плод, а разросшееся и вогнутое цветоложе, как земляника, только наизнанку, называемое ботаниками цинародий) шиповника морщинистого, наверное, лучше подходят для кулинарных целей, потому что более мясистые.

Подробнее о пользе шиповника и рецептах из него можно прочесть в статьях:

О мерах борьбы с инвазивными растениями

О мерах борьбы с инвазивными растениями

Чужеродный инвазивный вид – чужеродный вид, чье проникновение и распространение угрожает экосиситемам или видам и причиняет экономический или экологический ущерб. Чужеродные растения занесены из других уголков земли в места, где раньше не обитали, но успешно приспособились к новым условиям, начали завоевывать территорию, активно размножаться, зачастую вытесняя при этом коренных обитателей. К чужеродным инвазивным видам растений на территории Республики Беларусь относятся – борщевик Сосновского, золотарник канадский, клен ясенелистный, робиния лжеакация, эхиноцистис лопастной.

Борщевик Сосновского в Республике Беларусь известен со второй половины 20-го столетия. Стебель прямостоячий, обычно ветвистый, высотой до 2 и даже 3-4 метров. Легче всего борщевик различить в пору цветения и плодоношения по его огромным размерам, практически не присущим почти всем белорусским видам. Опасность борщевика Сосновского не только в том, что он активно проникает в естественные экосистемы и вытесняет местные виды растений, но и в его обжигающих свойствах. Растение выделяет прозрачный фототоксический сок, который при прикосновении к человеческой коже и под действием ультрафиолетового излучения вызывает ожоги. Чтобы обжечься борщевиком, достаточно потрогать его или пройти по заросшему участку. Уничтожение борщевика Сосновского производится:

— ручным способом путем перерубания корней обычной лопатой два раза в год (ранней весной в апреле до начала цветения и летом);

— механическое уничтожение растений производится не менее двух-трех раз в сезон с обеспечением недопущения цветения;

— скашивание применяется в труднодоступных для техники местах по обочинам дорог, участками под лесопосадками, канавами, на приусадебных участках, в парках. Скашивание необходимо проводить не менее трех раз за сезон начиная с весны до начала цветения (с мая по сентябрь);

— применение пестицидов производится при большой площади заражения территории (более 5 га) дикорастущими растениями. Обработка пестицидами производится однократно ранней весной (апрель-май). Для обработки могут быть использованы препараты, включенные в государственный реестр средств защиты растений (пестицидов) и удобрений, разрешенных к применению на территории Республики Беларусь. Эффективна обработка мест произрастаний борщевика ядохимикатами «Терсан», «Грейдер» «Буран», «Супер» ранней весной;

— после обработки пестицидами возможно применение глубокой вспашки на глубину 24 см с оборотом пласта и засевание различными по составу травосмесями или лесными культурами (апрель-май).

Читать еще:  Как навсегда избавиться от мышей в доме, квартире и на даче

Золотарник канадский входит в список особо опасных инвазивных видов растений для Республики Беларусь. Золотарник канадский опасен для лугов тем, что ухудшает их пищевую ценность. Повсеместно выращивается как декоративное растение. Золотарник канадский поселяется сначала в пустошных местообитаниях, по обочинам дорог, в луговых и пойменных экосистемах, местами образуя сплошные заросли. Это – аллергенное агрессивное растение. Меры борьбы с золотарником канадским:

— скашивание дважды в год (в мае и августе) в течении нескольких лет или перекапывание почвы в летнее время;

— применение гербицидов эффективно при высоте растений 10-15 см, позднее чувствительность золотарника к ним снижается;

— запрет на выращивание на приусадебных участках и использование в озеленении населенных пунктов.

Эхиноцистис лопастной – однолетнее травянистое растение. Стебли тонкие, сильно разветвленные, до 5-6 метров длиной, лазящие с помощью усиков. Плоды созревают в сентябре, они удлиненной формы и покрыты колючками. Культивируется как декоративное растение. Обитает в пойме рек, оплетает прибрежную растительность, угнетая ее и зачастую приводит ее к гибели.

Меры борьбы с эхиноцистисом лопастным:

— прекращение выращивания в декоративных целях;

Клен ясенелистный – дерево до 25 метров высотой и в диаметре до 50 см, с широкой развесистой кроной, цветет в марте-апреле, до появления листвы. Плоды – крылатки с почти параллельным расположением крыльев. Плодоносит в августе. Обладает высокой скоростью роста и устойчив к загрязнению воздуха. Поселяется в окрестностях городов и поселков сначала на нарушенных местах, но вскоре внедряется и в природные сообщества проникая на луга и пустоши, закустаривает их. Меры борьбы:

— запрет на использование данного растения в озеленении;

— механическое удаление проростков и молодых (кустарниковидных) экземпляров;

— химическая обработка почвы вокруг взрослых растений или же вдоль границы зарослей.

Робиния лжеакация – крупные деревья высотой 20-25 метров и диаметром ствола до 1 метра. Крона ажурная, раскидистая, на вершине закругленная. Растет быстро, особенно до 10 лет, развивает глубокую и мощную корневую систему, дает поросль от пня и корневые отпрыски. Очень светолюбива и засухоустойчива. Произрастает на любых почвах, выдерживает значительное засоление. Робиния лжеакация вытесняет местные виды деревьев в лесах, формирует нехарактерный тровяной покров. Меры борьбы аналогичны тем, которые применяются для клена ясенелистного, и направлены, в первую очередь, на ограничение распространения проростков.

Начальник Солигорской РИПР и ООС

Как распознать инвазивные растения на участке

«Дискуссия о факторах, способствующих натурализации, продолжается и поныне. Изучение этой проблемы связано с адаптивными стратегиями вида, каждая из которых характеризуется соответствующим набором морфологических и биологических признаков. Детально этот вопрос освещен в работе Б. И. Головкина [1988], поэтому нам остается добавить лишь несколько гипотез, не вошедших в его монографию.

Интересна гипотеза о влиянии ареала растения на его способность к колонизации. Установлено [Smith, 1981], что виды, относящиеся к родам, распространенным в обоих полушариях, имеют большую способность к колонизации, чем виды, относящиеся к родам с более ограниченным распространением. Гипотеза о преимуществе видов, сочетающих вегетативный и генеративный способы размножения [Considine,1986], не вполне приемлема, поскольку подобных видов не так уж много. Гипотеза о конкурентном превосходстве видов, обладающих перекрестным опылением [Russell, Levin, 1988], как нашими, так и другими исследованиями [Pernes, 1987; Виноградова, 1992] не подтверждается. Широко распространено также мнение, что адвентивные виды должны иметь на семенах или плодах специальные приспособления для распространения животными, ветром или водой. Однако в Окленде (Новая Зеландия) из 615 натурализовавшихся видов 368 никаких явных приспособлений не имеют [Esler, 1988].

Чтобы экспериментально исследовать эту проблему необходимо сравнить биоморфологические признаки: или 1) адвентивного вида и активно вытесняемого им аборигенного вида из этого же рода, или 2) нескольких близкородственных видов, из которых только один-два стали инвазионными.

Примеров применения первой методологии очень мало. Практически полное вытеснение адвентивным видом аборигенного произошло лишь в двух случаях: в Центральной Европе Impatiens paroiflora выдворила I. noli-tangere, а в Австралии Cakile maritima вытеснила C. edentula. Евразиатский Myriophyllum spicatum, появившийся в Северной Америке около ста лет назад, в настоящее время в значительной степени вытеснил аборигенный M. exalbescens, однако изучение темпов роста и продуктивности обоих видов в различных экологических условиях не выявило заметных преимуществ заносного вида [Aiken, Picard, 1980].

При сравнении устойчивости в условиях полупустыни штата Юта (США) аборигенного Agropyron spicatum и интродуцированного из Евразии в начале XX века A. desertorum выявлены признаки, показывающие преимущества последнего [Руке, 1990]. У A. desertorum формируется в 70 раз больше семян (причем не все они после созревания сразу опадают, что позволяет избежать уничтожения вредителями и грызунами); всхожесть семян в 2 раза выше, выживаемость проростков также выше, чем у A. spicatum.

Совершенно редкий случай вытеснения одним заносным видом другого, ранее занесенного вида наблюдается на Британских островах [Simpson, 1990], где интродуцированная из Америки в 1966 году Elodea niittallii активно замещает E. canadensis. Опыты по выращиванию обоих видов при разных экологических условиях показали, что Е. niittallii растет вдвое энергичнее и образует более длинные боковые побеги, что приводит к угнетению E. canadensis в природных водоемах.

Применение второй методологии исследования можно найти в ряде работ. Опыты с пятью видами Xanthium в Австралии [Martin, Carnahan, 1983], два из которых распространились там очень широко, а три имеют ограниченный ареал, показали, что последние обладают более сильным врожденным и индуцированным покоем семян. Сравнение репродуктивного потенциала аборигенной на востоке США Celastrus scandens и быстро расселяющейся интродуцированной C. orbicidatus показало [Dreyer et al.,1987], что последняя имеет более высокие жизненность пыльцы и всхожесть семян.

Два южноамериканских перечных дерева Schinus molle и S.terebinthifolius были интродуцированы в Калифорнию более ста лет назад. Действительно натурализовался там только S. molle. Изучали прорастание семян обоих видов с целью определения механизма, препятствующего натурализации [Nilsen, Muller, 1980]. Различия обнаружены по степени холодостойкости, по отношению к воздействию фенольных кислот и во времени, протекающем между набуханием и прорастанием. Именно медленное прорастание семян S. terebinthifolius тормозит его возобновление, так как проростки не успевают развить корни во время коротких периодов обильного увлажнения почвы.

При детальном изучении натурализовавшихся растений Новой Зеландии были сформулированы [Esler, 1988] параметры «идеального сорняка», которые включают: экологическую многосторонность, быстрое созревание, плодовитость, эффективность диссеминации, вегетативное размножение и конкурентоспособность.

Таким образом, однозначного объяснения причин того, что чужеродные виды более обильны в регионах вторичного ареала, чем в регионах естественного ареала, до сих пор нет. В работе, посвященной этой проблеме [Hierro et al., 2005] приведено восемь основных гипотез для объяснения успеха чужеродных растений, внедряющихся в естественные сообщества. Первые четыре гипотезы можно проверить путем сравнения аборигенных и инвазионных популяций, последующие четыре можно оценить при изучении чужеродных видов только во вторичном ареале. Мы протестируем эти гипотезы, используя данные, полученные нами при изучении инвазионных видов Средней России.

Чужеродные виды не имеют естественных врагов, которые контролируют рост их популяций [Элтон, 1960]. Подтверждение гипотезы мы получили при исследовании Echinocystis lobata. В естественном ареале его популяции сильно поражают вредители и болезни, что обусловливает мозаичность распространения этого вида, тогда как в Средней России подобного явления не наблюдается [Виноградова, 2007]. Не отмечена и поражаемость вредителями у большинства других инвазионных видов. Инвазионный вид флоры Москвы Adenocaulon adhaerescens Maxim, повреждается вредителями слабо и лишь в конце вегетационного периода, тогда как в его естественном ареале на Дальнем Востоке из-за сильного поражения этого вида болезнями и вредителями с трудом можно собрать растения для гербария. Из видов, входящих в инвазионный компонент флоры Средней России, сильно поражается только Fraxinus pennsylvanica (и только в Москве), его вредителем является ясеневая изумрудная узкотелая златка, личинки которой вызывают усыхание деревьев. Однако подобное исключение только подтверждает правило, поскольку этот вид златки также инвазионный.

[также см. данные, что отсутствие пресса специфических фитофагов в новом месте произрастания позволяет им откликаться от отбор в пользу большей скорости роста, и кто лучше откликнется – тот главный захватчик. Вообще, отсутствие хищников и возможность не вкладываться в защиту от них сдвигает присутствующий у всех организмов трейд-офф между самосохранением и рискованным поведением в пользу последнего. А дальше каждый вид больше вкладывается в специфические для себя виды последнего – у гуппи в речках Тринидада это красочная раскраска самцов и половой отбор (как и у вилорогов в США), у растений – более интенсивный рост, когда могут съесть. В.К.]
Читать еще:  Выращивание петрушки через рассаду

У чужеродных видов быстро эволюируют генетические признаки, связанные с давлением естественного отбора в новых условиях среды. Гипотеза подтверждена нами при изучении Acorns calamus, Amaranthus albus, Ribes aureum, Aronia mitschurinii, Acernegundo, Impatiens glandidifera, I. parviflora, Epilobium adenocaidon, E. rubescens, Echinocystis lobata, Bidens frondosa, Conyza canadensis, Chamomilla suaveolens, Galinsoga parviflora, G. quadriradiata [Виноградова, 1992]. Выявлена общая для этих видов черта — все они на родине произрастают вне зоны экологического оптимума и потому обладают широкой нормой реакции.

Чужеродные виды приспособлены к типу и интенсивности нарушений природной флоры, которые являются новыми для аборигенных видов [Baker, 1974]. Думается, гипотеза представляет собой «более ученый» вариант предыдущей гипотезы — чужеродные виды действительно лучше приспособлены к высокому уровню «беспорядочности», поскольку имеют более широкую норму реакции генотипа.

Чужеродные виды используют ресурсы, неиспользуемые аборигенными видами [Элтон, 1960]. На начальном этапе внедрения на новые территории чужеродные виды действительно поселяются в открытых местообитаниях. Однако инвазионные виды именно вытесняют аборигенные виды, то есть конкурируют с ними за имеющиеся ресурсы. Эксперименты по сравнительной оценке конкурентоспособности близких видов, один из которых инвазионный, другой — аборигенный, проведены нами на видах рода Bidens [череда]. Было подготовлено шесть образцов, представляющих собой смесь из 50 семян североамериканской B.frondosa и 50 семян аборигенной B. tripartita, которые высеяли в пикировочные ящики, вкопанные в грядки. В двух ящиках была супесь, в двух — садовая земля, в двух — торф. Три ящика (с супесью, землей и торфом) через день-два усиленно поливали, в остальных трех растения росли без искусственного полива [Виноградова, Возна, 2008]. По всхожести семян B. frondosa получила преимущество лишь в четырех вариантах. В самых неблагоприятных условиях (в ящике с супесью без полива и в ящике с торфом при поливе) взошло на 30% больше семян B. tripartita. Однако, несмотря на это, во всех шести вариантах опыта B. frondosa имела преимущество по приросту в высоту и по биомассе (в 2-3 раза) и по семенной продуктивности (в 3-5 раз).

Опыт наглядно продемонстрировал большую конкурентоспособность инвазионного вида по сравнению с аборигенным (рис.8). Поэтому данная гипотеза в случае действительной инвазии, а не просто первоначального заноса вида на новую территорию, должна иметь прямо противоположную формулировку: «чужеродные инвазионные виды более конкурентоспособны, чем аборигенные».


Рисунок 8
. Семенная продуктивность двух видов рода Bidens на разных почвосмесях

Чужеродные виды могут воздействовать на виды естественных популяций биохимическими методами [Bais et al., 2003]. Гипотезу мы экспериментально не проверяли, однако полное отсутствие естественной растительности (даже тенелюбивых видов) травяного яруса в пойменных лесах из Acer negundo и Fraxinus pennsyhanica является хотя и косвенным, но вполне достаточным подтверждением гипотезы. Предварительные опыты позволили венгерским исследователям [Solymosi, 1994] предположить, что экстракт из Solidago canadensis может влиять на другие сорняки как аллелопатическое средство. Cardaria draba является активным аллелопатическим растением, ее выделения подавляют всходы других видов [Kiemnec, Mcinnis, 2002; Oasem, 2004]. Иными данными по аллелопатии видов, входящих в инвазионный компонент флоры Средней России, мы не располагаем.

[Ещё пример — з авезенная в Америку из Европы в XIX веке чесночница черешковая Alliaria petiolata быстро расселяется, вытесняя местную флору. Одна из возможных причин вытеснения – выделяемые сорняком вещества препятствуют развитию симбиотических грибов, необходимых для роста местных деревьев. В.К. ]

Чужеродные виды образуют гибриды с аборигенными, в результате чего возникает новый вид, способный к дальнейшей экспансии, а иногда и к вытеснению родительских видов. Таким образом возник, например, болотный злак Spartina х anglica — естественный гибрид афроевропейского S. maritima с американским S. alternifolia, завезенным на южное побережье Англии и закрепившимся там в начале XIX века. Сейчас S. anglica стал почти космополитом, захватив колоссальные пространства на побережье Англии, Франции, Северной и Южной Америки, Австралии и Новой Зеландии [Gufinfigou, Levasseur, 1993].

Из видов, входящих в инвазионный компонент флоры Средней России, гибридогенным является Reynoutria х bohemica — гибрид между R. japonica и R. sachalinensis. И, действительно, гибрид в экспериментальной посадке дает больший прирост по биомассе, чем родительский вид R. japonica.

В Москве высокую активность проявляет Symphytum х uplandicum, гибрид между местным S. officinale и кавказским S. asperum. Amelanchier spicata, по-видимому, также является естественным гибридом между североамериканской A. canadensis, интродуцированной в 1590 году из провинции Квебек (Канада) для королевского ботанического сада в Париже, и введенной в культуру в 1596 году A. ovalis, являющейся единственным видом ирги с европейским ареалом [Куклина, 2006а]. [Всё это примеры поддерживаемого отбором «заимствования» чужих генов через гибридизацию, ввиду большей успешности гибридов в местообитаниях гибридной зоны, о котором я писал ранее. В.К.]

Многовидовые сообщества более стойки к вторжению чужеродных видов, чем маловидовые [Элтон, 1960]. Теоретически увеличение видового богатства значительно снижает возможности инвазии, видимо потому, что более разнообразные сообщества полнее и эффективнее используют имеющееся пространство, ограничивая ресурсы для местных видов. Снижение биоразнообразия, таким образом, создает благоприятные условия для инвазий в эту систему, потенциально ускоряя потерю разнообразия и гомогенизацию биот на земном шаре. Эта гипотеза, разработанная на основе теоретического моделирования, впоследствии была подтверждена экспериментально в лабораторных условиях в микрокамерах с контролируемыми гомогенными условиями обитания. Однако правомерность этой гипотезы для естественных сообществ остается дискуссионной, поскольку экспериментальных данных, полученных именно в природных неконтролируемых условиях, до сих пор мало. В связи со спорностью вопроса нами был проведен эксперимент по искусственному внедрению Bidens frondosa в естественные сообщества с варьирующим числом слагающих их видов и с различными доминантами [Виноградова, 2003].

Вопреки теории оказалось, что на участках без явных доминантов и с минимальным числом видов в фитоценозе всхожесть семян B. frondosa была самой низкой и составляла 10%. Вовсе не проросли семена на участке без доминантов с максимальным числом видов в фитоценозе. Зато 100%-ная всхожесть наблюдалась на двух участках: на первом монодоминантом была Zizania aquatica и росло еще шесть видов, а на втором — монодоминантом выступала Carex rostrata и росло еще пять видов. В полидоминантных сообществах независимо от числа слагающих их видов всхожесть составляла 10-40%. Следовательно, помимо биоразнообразия фитоценозов, не последнюю роль играет и их структурированность. Сообщество противостоит натиску чужеродных видов, если состоит из 2-3 выраженных доминирующих и 6-10 сопутствующих видов. [что есть важный вклад в жерихинскую концепцию биоценотической регуляции ‘эволюции. В.К.]

Изменчивость уровня инвазибельности различных естественных сообществ зависит от числа чужеродных видов, вторгающихся в сообщество [Williamson,1996]. Думается, эта гипотеза вполне правомерна. Во всяком случае, число адвентивных видов, отмеченных по берегам рек, обочинам дорог и на пустырях, значительно превышает их число в лесных или степных фитоценозах. Соответственно имеется прямая корреляция и между числом адвентивных и инвазионных видов. Разработка методики экспериментальной проверки этой гипотезы станет для нас очередной задачей.

Очевидно, что успешность расселения заносных видов невозможно объяснить лишь одной причиной. Процесс натурализации задействует целый комплекс факторов, и, вероятно, для разных видов определяющие факторы в этом комплексе будут различными».

Самые агрессивные инвазивные виды живых организмов

Инвазивными, называют виды живых организмов, которые в результате интродукции (заселения новых видов, привезённых из других уголков земли, в места где они ранее не обитали) начинают активно захватывать новые территории, вытесняя коренных обитателей. Ниже представлены примеры самой неудачной интродукции видов в истории человечества.

Кудзу

Кудзу, она же Пуэрария дольчатая (Pueraria lobata) лианообразное растение с листьями похожими на дикий виноград родом из Японии и Юго-Восточной Азии. На юг США (в Филадельфию) это растение было завезено в 1876 году, где преподносилось местному населению, как быстрорастущее растение, эффективно сдерживающее развитие почвенной эрозии. Через 50 лет это растение в США стали называть «виноградная лоза, которая поглотила юг». Действительно Кудзу обладает способностью к быстрому росту. Уже на второй год при благоприятных климатических условиях и наличии необходимой опоры это растение может достигнуть 30-метровой высоты, а при отсутствии опоры стелется горизонтально, поглощая всё на своём пути: заброшенные дома, автомобили, линии электропередач, другие деревья и кустарники.

Читать еще:  Строительные технологии будущего – из чего будут строить дома

На территорию России это растение также проникло и в настоящий момент времени встречается преимущественно на Черноморском побережье Кавказа. Ниже представлено фото Пуэрарии, которое было сделано мною фотокамерой мобильного телефона на одной из улиц Сочи.

Mikenia micrantha

Бразильское растение Mikenia micrantha было завезено в Азию из Бразилии во время Второй мировой войны в качестве живого камуфляжа для боевых частей. С тех пор это растение активно завоёвывает новую для себя среду обитания.
Теперь это растение можно встретить даже в Непале. Так Непальский национальный парк Chitwan уже несколько лет ведёт безуспешную борьбу с Mikenia micrantha. Оно уже поглотило 20% площади национального парка, что создаёт угрозу для многих видов растений, которые являются кормовой базой для множества редких видов животных. Изменения природных экосистем, вызванные инвазией этого растения, негативно сказались даже на популяции, таких исчезающих видов живых организмов, как Индийский носорог и Бенгальский тигр.

Кролики

«Интродукция нескольких кроликов не принесёт большого вреда, а станет лишь ещё одним источником мяса и мишенью для охотников», — нечто подобное сказал австралийский фермер Томас Остин в 1859 году и выпустил на волю 24 кролика. К концу века, в условиях отсутствия естественных врагов, численность кроликов увеличилась настолько, что многие аборигенные виды растений и животных Австралии оказались на грани исчезновения. Почвы, лишённые естественного растительного покрова, стали подвергаться сильнейшей эрозии.

Лисы, завезённые для борьбы с кроликами, стали причиной катастрофического снижения численности Тасманийских дьяволов и Сумчатых муравьедов, а не представителей отряда Зайцеобразных, завезённых из Старого света.

Австралийские учёные для борьбы с полчищами кроликов решили использовать вирус миксомы, вызывающий миксоматоз (заболевание вызывает появление летальных опухолей в головном мозге и половых органах). В 1950 году с помощью этого вируса удалось сократить численность диких кроликов с 600 млн. до 100 млн. Самой непредсказуемой реакцией на сокращение численности кроликов оказалось снижение численности одного из коренных видов австралийских орлов. За времена «кроличьего беспредела» этот вид хищных птиц уже успел «привыкнуть» к новой лёгкой и многочисленной добыче.

Тростниковые жабы

История Австралии богата примерами неудачной интродукции живых организмов. В 1935 году в Австралийском Квинсленде для борьбы с насекомыми-вредителями сахарного тростника было выпущено 60 000 особей тростниковых жаб, но заросли сахарного тростника в качестве среды обитания этим земноводным пришлись не по душе, и они разбрелись повсюду, оставив насекомых-вредителей в полном здравии.

Некоторые особи тростниковых жаб могут достигать 40 см в длину. На плохой аппетит эти земноводные тоже не жалуются, «в расход» у них идёт буквально всё. К великому сожалению, токсичные выделения кожи жаб не пришлись по вкусу австралийским хищникам, и самый сухой континент планеты в очередной раз столкнулся с неконтролируемым ростом численности чужеземцев.

Какие только способы борьбы с тростниковыми жабами не предпринимали австралийцы. Для борьбы с этими земноводными использовали даже корм для кошек. Рассыпая кошачий корм рядом с «местом дислокации» жаб, учёные привлекали внимание муравьёв, которые «остервенело» набрасывались на земноводных и их потомство. В результате муравьиных атак погибало около 80% всего потомства тростниковых жаб.

Кактус Опунция

Автор фото: Stan Shebs

Первым Австралийским фермерам очень сильно докучали кенгуру, и чтобы оградить свои плантации от этих «надоедливых животных» в качестве живой изгороди в Австралию был завезён кактус Опунция. Фермеры этим кактусом обсаживали по периметру свои участки, образуя живую неприступную изгородь. Опунция прижилась в новых условиях просто отлично. В отсутствие естественных врагов она стала разрастаться настолько быстро, что стала поглощать фермерские земли. Многие поля были по этой причине попросту заброшены. Для того, чтобы остановить неконтролируемое распространение Опунции в Австралию был интродуцирован ещё один вид живых организмов — бабочка Огнёвка, которая является естественным врагом кактуса на его родине.

Собака Динго

Автор фото: 1

Не только современный человек принимал активное участие в интродукции новых видов живых организмов в Австралии. Несколько тысяч лет назад (

4000 лет назад) древние люди завезли на материк домашних собак, которые одичали и удачно адаптировались к местным условиям, заняв верхнее звено пищевой цепи самого сухого материка планеты, вытеснив при этом самого крупного из ныне живущих сумчатых хищников – австралийского сумчатого волка. Сколько других видов живых организмов исчезло в общей сложности после появления на Австралийском континенте Динго, наверное, не знает никто.

Змееголовая рыба (snakehead)

Эта «симпатяга», достигающая в длину один метр, была завезена в Европу из Восточной Азии. Европейские водоёмы, в которых оказалось это прожорливое создание, в миг лишились всего живого. Самое неприятное оказалось то, что эта рыба способна переползать на брюхе по суше из одного водоёма в другой и при этом четверо суток дышать атмосферным воздухом.

Скворец обыкновенный

В появлении на Североамериканском континенте европейского скворца причастен наш соотечественник Евгений Шиффелин, крупный производитель медицинских препаратов и любитель Шекспира. В 1890 году в центральном парке Нью-Йорка он выпустил 60 птиц, а на следующий год ещё 40. Скворцам понравилось в Новом Свете. Образуя многочисленные стати с численностью птиц, доходящей до миллиона, они совершают опустошающие набеги на сельскохозяйственные угодья, причиняя ежегодно американской экономике ущерб на 800 млн. долларов. Кроме того, птицы становятся причиной множества авиакатастроф.

Бирманский питон

Бирманские питоны, завезённые в США, расплодились на юге страны. Во Флоридском национальном парке их уже 30 000. У такой крупной змеи, достигающей длинны 6 метров, на Североамериканском континенте нет естественных врагов. В желудке этих змей находят даже аллигаторов. По мнению Американских натуралистов, глобальное потепление будет способствовать дальнейшему продвижению этих змей на север страны.

Восточная серая белка

Этот вид белок был завезён в Великобританию из Северной Америки. Местные британские красные белки меньше по-размеру, и они оказались не в состоянии составить конкуренцию более крупным и агрессивным товарищам из-за океана. В добавок чужеземцы привезли из Нового Света смертельный вирус, который стал «выкашивать» популяции красных белок Великобритании.
Власти Британии всячески стимулируют охоту на чужеземных белок, нахваливая вкус и полезность для здоровья беличьего мяса.

Африканские пчёлы

Агрессивные африканские пчёлы были завезены в Бразилию из Танзании в качестве замены европейских медоносных пчёл. Африканским пчёлам пришлись по душе условия Нового Света и они распространились по всей Бразилии и даже пересекли все страны Центральной Америки, оказавшись в южных штатах США. Жертвами их агрессии ежегодно становится большое количество животных и людей.

Азиатский или Серебряный карп

Вес отдельных особей Азиатского карпа может превышать 45 килограмм. Первоначально эта рыба была завезена в один из прудов США, но в результате наводнения она оказалась в водах реки Миссисипи, где и успешно размножилась, «объедая» местные виды рыб.

Крысы

Крысы уже обосновались на 90% островах Мирового океана. В результате 60% видов птиц и рептилий большинства островов исчезло безвозвратно. Классическим примером такого острова является Остров Крысы (один из Алеутских островов у берегов Аляски). В 1789 году в результате крушения японского судна Норвежские крысы оказались на берегах этого острова. Буквально через несколько лет многие виды морских птиц исчезли с острова. В 2008 американские власти разбросали пакеты с крысиным ядом по всему острову и таким образом остановили крысиные бесчинства.

Примеры неудачной непреднамеренной и преднамеренной интродукции можно продолжать и продолжать (козы на Галапагосских островах; морские звёзды у берегов Гавайских островов, лисы и кошки в Австралии; мускусная крыса и енотовидная собака в Европе и т.д. и т.п.).

Россия тоже знает множество примеров преднамеренной и непреднамеренной интродукции (Рапан, который из Дальневосточных вод был непреднамеренно интродуцирован в воды Чёрного моря, в результате чего почти полностью были уничтожены черноморские мидии и устрицы, а также всем известный моллюск Дрейссена, Гребневик мнемиопсис, Ротан, Амброзия, Борщевик Сосновского, Золотистая картофельная нематода, Колорадский жук, гриб Фомопсис и т.д.).

В настоящее время предварительный список интродуцированных адвентивных видов России насчитывает свыше 1000 видов!

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector